Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:09 

Глава пятидесятая

Тинвэн
переводчик
Переводчик кланяется в пояс тем читателям, которые не разбежались, ибо, да, перевод этой главы затянулся. Отчасти из-за повышенной занятости переводчика, отчасти потому, что глава тяжёлая в моральном плане, хотя и отдыхает по сравнению с тем, что будет дальше. Я не пугаю, нет. Читайте )

Автор: Raven Studios
Переводчик: Tinwen
Название: Скованные мраком. История Тёмного Братства.
Дисклеймер: Обливион, все персонажи, места, события ит.д. принадлежат Bethesda Softworks.
Предупреждение: присутствует нецензурная лексика, насилие
Рейтинг: T (13+)
Жанр: приключения/мистика
Размер: Макси.
Описание: Покинув отчий дом, Сариэль оказывается в распростёртых объятьях Тёмного Братства. Теперь она – одна из дуэта, способного остановить предателя, угрожающего семье, которой она отныне принадлежит.
Пометка: ссылки на страницы автора:
На deviantart - raven-studios.deviantart.com//
На fanfiction.net - www.fanfiction.net/u/1558759/Raven_Studios
Разрешение автора на перевод получено.
Размещение: исключительно с согласия переводчика


Прелюдия к Очищению

-Забавный наряд для работы, - сказал Люсьен, когда стало до боли очевидно, что я просто буду стоять вот так, уставившись на него с таким выражением лица, словно считаю, что он совсем спятил. Мне так и казалось… или что произошло что-то ужасное… и если так, я хотела знать, почему он просто мне этого не скажет – потому что Люсьен не из тех, что не могут найти слов, когда появляется необходимость – по крайней мере, я так всегда считала.
Тогда он, наконец, обратил внимание на то, во что я одета, как я выгляжу. Я не могла с уверенностью сказать, нравилось ему это или нет – красный – дерзкий цвет, который мне очень идёт, ведь я брюнетка. Однако я попыталась улыбнуться ему и не сумела, чувствуя, словно меня тянет вниз что-то холодное и тяжёлое, свернувшееся в животе. У меня было по-настоящему очень плохое, ужасное, страшное предчувствие – и достаточно разума, чтобы не гадать в эту минуту, считает ли он, что я хорошо выгляжу.
-Висенту понравилось, - тихо сказала я, больше для того, чтобы нарушить тишину, чем потому, что это было важно.
Я почувствовала под пальцами шнуровку корсажа, когда сложила руки на животе.
-У Висента хорошо развит вкус в одежде, - сказал Люсьен. Пытаемся болтать ни о чём, лишь бы не говорить о том гнетущем, что нависло над нами, как дамоклов меч. Но все наши попытки обречены на провал.
-Сариэль… - Люсьен повернулся ко мне, видимо, пытаясь найти подходдящие слова для того, чтобы сказать мне, в чём же дело, но замер и удивлённо моргнул, отвёл взгляд и снова посмотрел на меня.
-Что? – удивилась я.
У него был совершенно непонимающий вид, и, спустя мгновение, я поняла, в чём причина.
-Наверное, это мои духи, - тихо сказала я и подняла руку. Ассасины, что общеизвестно, с большой опаской относятся к запахам – особенно к парфюму и одеколонам, потому что это неестественные ароматы. Но мои духи и вправду очень хороши. Наследие моих юных лет, этот аромат всегда мне подходил – по крайней мере, я так думаю… так мне говорили, когда-то давно. К тому же это не тот запах, который Люсьен ассоциировал бы со мной – как сейчас я в первую очередь думаю о нём, чувствуя аромат сандалового дерева.
Люсьен взял меня за запястье и немного оттянул рукав, открывая кожу.
-Что это? – спросил он, не глядя на меня, глубоко вдыхая аромат духов.
Я улыбнулась.
-Вишнёвый цвет, - популярен в Анвиле, ведь это портовый город. Но подходит не каждой девушке. Потому что аромат духов зависит от человека, который их носит, так было, так есть и так будет. Парфюм может пахнуть опьяняюще прекрасно на одной, и быть совершенно отталкивающим на другой – конечно, количество парфюма тоже важно. Единственное исключение, известное мне – Жучиный Мускус Телванни, но ис ним можно переборщить. Но это не проблема для тех, кто знает, как правильно использовать ароматы.
А мне больше нравится вишнёвый цвет. И раз это я его ношу…
Тогда я осознала, что Люсьен всё ещё держит моё запястье и спокойно вдыхает аромат парфюма.
Я улыбнулась шире. Я думаю, он это знает… Похоже, бывший мне всё-таки не врал…
Очень жаль, что я не могу пользоваться духами постоянно, ведь я ассасин. Это один из компромиссов – живёшь с приключениями, но приходится отказываться от некоторых девичьих штучек.
-Тебе нравится? – спросила я тихо, даже не думая поддразнивать.
Он медленно кивнул.
-Тебе идёт, - он отпустил моё запястье, возвращаясь к делам, как обычно. – Но тебе скоро придётся смыть духи… есть проблема…
-Проблема? – я почувствовала, как моё похолодело сердце, ушло в пятки и разбилось на полу, я замерла, не до конца поправив рукав. – Это…
Он кивнул.
-Белламон… что он теперь натворил? Насколько всё… что мне надо делать? – я уставилась снизу вверх на Люсьена, разрываясь между двумя желаниями: задушить Белламона, или подвесить его как… как шматок мяса, и лупить его без жалости – по очереди. Я сглотнула и сжала челюсти, чувствуя себя, как стеклянный бокал, который ударили ножом, и теперь он глухо и зловеще звенит. Снова к делу, снова к обязательствам. – Это нужно остановить, - почти прорычала я, глядя на Люсьена. Он чего-то мне недоговаривает, это более чем очевидно… но я не знаю, почему – потому что не собирается, не может или просто не в состоянии подобрать нужные слова.
-Нужно, - согласился он. – И более того… Рука приняла его позицию.
-У тебя есть план? – спросила я.
-Нет.
Тьма застила моё зрение, и мне показалось, словно голова раскололась на две половины, а в висок воткнули зубило. Я ахнула от внезапной боли и наклонилась вперёд. Мне не хватало воздуха, потом лёгкие расширились, и я беззвучно раскрыла рот, закатывая глаза…
Колени ударились о холодный каменный пол, но я чувствовала, что Люсьен схватил меня за руку. Меня тошнило, а голову словно заполняла клубящаяся мерцающая дымка. Весь мир бешено крутился… и я чувствовала тошноту.
-Сариэль?
-Ага… я в порядке… - протянула я.
Нет, это не порядок… ох… моё зрение медленно прояснялось, но тяжёлое ощущение в голове всё не проходило. Я лежала на полу, глядя вверх. Люсьен стоял возле меня на коленях, я коснулась затылка онемевшей рукой и обнаружила, что, несмотря на совершенную дезориентацию, головой я не ударилась. Я схватила запястье Люсьена, чтобы сохранить равновесие, и попыталась сесть, но эта маленькая попытка заставила меня охнуть и задрожать, когда реальный мир снова безумно наклонился. Я сделала то, что могла: что осталось сил вцепилась в единственную надёжную опору, оставшуюся в перевернувшемся мире – запястье Люсьена. Последний бастион того, чем должна была быть реальность…
Словно я сейчас упаду наверх, улечу с поверхности планеты.
-Я сейчас упаду наверх… - хрипло прошептала в абсолютном ужасе, и зажмурилась, надеясь рассеять странное ощущение пространства.
-Нет, не упадёшь, - он говорил очень спокойно, обнадёживающе, почти так же вселяя уверенность, как запястье, за которое я хваталась. Второй рукой он мягко прижал моё плечо к полу. Я чувствовала и его прикосновение, и холодный камень, и поняла, что он хотел дать мне ощущение надёжности, то, что я лежу на твёрдой земле и никуда не денусь, пока не пройдёт головокружение.
Я не знаю, как много времени потребовалось миру, чтобы перевернуться в нормальное положение. Головокружение прошло, но клубящийся туман в голове рассеивался медленно.
-Ладно… Мне кажется, я смогу встать на ноги, - сообщила я, и рука, прижимавшая моё плечо, скользнула под спину и помогла мне сесть, а потом осторожно отпустила. Я выставила руку, чтобы удержать равновесие и только слегка качнулась, принимая сидячее положение.
-Хорошо, поднимайся, - он потянул меня на ноги, когда я доказала, что могу самостоятельно сидеть, и помог мне доковылять до кресла. Мы были дальше от него, чем мне казалось… как странно.
Я была мокрая, как мышь, дрожала и чувствовала себя словно после серьёзной простуды.
-Это испортит… фестиваль.
-Сариэль, мне придётся быть тем, кто испортит твои планы на фестиваль, - тихо сказал Люсьен, подтаскивая второе кресло поближе. – Принеси ей что-нибудь для головы, пожалуйста, – тихо обратился он куда-то в сторону, видимо, к одному из Тёмных Стражей.
Вскоре Страж вернулся, Люсьен наполнил кубок до краёв вином и протянул мне, нахмурив брови, словно в беспокойстве.
Я сделала глоток, зная, что если я буду возражать, это не кончится ничем хорошим. Вино не помогло мне прояснить туман в голове, но всё равно послужило подспорьем в возвращении к реальности, дало мне причину на чём-то сконцентрироваться.
-Почему? Что… ох – мы говорили о Белламоне… верно? – спросила я.
-Верно. Возникла… необходимость… но отдохни ещё немного… тебе придётся… тебе придётся быть собранной.
Я подняла голову и попыталась встретиться с ним взглядом, но он ничего не выдавал. На его лице снова была маска, его так сложно читать.
-Люсьен, что… в чём дело? – у меня затряслись руки, и я поставила бокал на подлокотник кресла, осторожно придерживая.
-Ты когда-нибудь слышала… о Ритуале Очищения? – спросил он, не обращая внимания на свой напиток, лишь крутя бокал в руках и глядя на игру света на поверхности вина.
Я делала так… однажды… в кабинете Висента. Игра света притягивала мой взгляд, как когда-то Вии. Я зажмурилась – размеренное движение только ухудшило кружение в моей голове. Ещё немного и меня затошнит. Я снова открыла глаза – когда я зажмурилась, головокружение усилилось.
Да что со мной такое?.. Я же не из обморочных дамочек…
Словно сон, воплотившийся в реальность, до меня начало доходить, значение того, что я видела и слышала – это было за пределами моего понимания «плохого», у меня похолодели пальцы ног. Я могла сказать только по звучанию слов, что значение, что таилось за вербальной оболочкой, оно… и выражение совершенной безнадёжности на лице Люсьена дало мне понять, что всё было Плохо. С большой буквы и так далее… и даже хуже…
-Нет… - мой голос оставался ровным, но слабым, словно я только что зашла в пещеру, спутав дым от костра с дымом, исходящим из ноздрей спящего дракона… и пытаюсь вежливо объяснить, что ошиблась адресом.
-Нет, я думаю, ты не слышала, - он горько вздохнул, что, впрочем, могло быть попыткой усмехнуться. – Это не то, что известно низшим рангам Семьи – и не без причин, - Люсьен откинулся на спинку кресла и сплёл пальцы. Казалось, сейчас он преклонит голову в молитве.
-Храним секреты? – спросила я, немного удивившись.
-У всех семей есть секреты, Сариэль. Ты знаешь это лучше других.
Это не было словесной шпилькой, просто утверждением факта. Я закусила губу. Что за ерунда?
-Семья – это древняя организация. Мы выживали тысячелетиями. Иногда, чтобы обеспечивать это выживание, необходимы радикальные средства.
-Люсьен, что бы это ни было, не проси меня этого делать… - я не могла сдержать слов. Я уже знала, что я не хочу… я знала, что это умалит меня в его глазах, но я могла сказать, только глядя на него, что это было что-то просто…
-Я не прошу тебя, Сариэль. Я говорю тебе.
Всё равно что получить пощёчину – неважно, было ли это умыслом.
Я закрыла глаза, и кубок упал с подлокотника моего кресла и разбился, осколки стекла разлетелись, как от взрыва, а вино разлилось по каменному полу. Я подтянула ноги к груди и свернулась в клубочек в кресле, губы тряслись. Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… я не могу этого сделать… это за пределами моих… я даже не знаю, что это… я даже не знаю, чего ты хочешь... но я не могу этого сделать… я не могу… глаза защипало и я коснулась века, шокированная тем, что откуда-то появились слёзы, что я так реагирую на пока ещё неизвестные мне приказы.
Если только они не были неизвестными… такое слово как Очищение имеет столько возможных значений… и ни одного хорошего.
Люсьен спокойно продолжил – хотя… не совсем спокойно. Это было принуждённое спокойствие, словно он хотел сделать как я, попытаться спрятаться от ужасающей реальности, но не мог… он Спикер Чёрной Руки, и должен вести себя соответствующе.
И это тоже больно.
-Очищение – это одно из самых радикальных средств, что мы вынуждены применять. И в самом деле, оно проводилось лишь дважды. До настоящего момента – и не во время моей жизни.
Я закрыла глаза и закусила губу, качая головой. Я всегда знала, что будет названа цена, которую я должна буду заплатить за то, что хорошо выполняю свою работу… но я никогда не представляла себе… это… я не могу… я не способна
-Пять Догматов - это законы, которые направляют и защищают нас. Но иногда даже их необходимо нарушить, чтобы защитить неприкосновенность наших убеждений.
Я подняла голову, сверкая глазами.
-Такого лицемерия я никогда от тебя не ожидала, - огрызнулась я, возможно, иррационально. Но это и было лицемерием… как мы можем хранить что-то дорогое, если мы не придерживаемся самых основных Догматов?
Это братоубийство! Это неправильно!
-Храни молчание, - последовал холодный, немного сердитый приказ.
Я вздёрнула подбородок, не демонстрируя свою храбрость, не провоцируя, но и не проявляя покорность. Я медленно встала на ноги, не вызывающе, а потому что мне претило желание свернуться в клубочек в кресле, как маленькая испуганная девочка.
Люсьен тоже встал, и снова мне пришлось поднять голову, чтобы встретиться с ним взглядом, хотя на сей раз, в отличие от первого, я не чувствовала страха. Только будто что-то холодное извивалось в животе. Я разрывалась между двумя вещами, которых мне не хотелось делать: вот так вот пробовать свою храбрость… и уничтожить остальных – я знала, к чему всё это идёт… не было другого объяснения…
-При Очищении мы избавляем Семью от недоверия и предательства. Те, кого мы убьём, будут предложены Ситису как символ верности. Ты понимаешь? Их души попадут прямо к ногам нашего Отца Ужаса…
-Тоже мне, утешение, зная, что их предам я – и ты – как Белламон… в чём теперь разница между ним и нами? – закричала я, мой голос эхом резонировал от стен, сильный, вызывающий, без истеричных ноток. Я поморщилась, словно бы собиралась заплакать, но гордость мне бы этого не позволила.
Если я могу разозлиться, оставаться рассерженной… но это не продлится долго. Гнев ярко пылает и сходит на нет – холодное решение, как то, что смотрит на меня из глаз Люсьена… ну, такое решение не поколеблют вспышки гнева, маленькие такие вспышки.
Меня одарили самым ледяным взглядом из всех, когда-либо виденных мной, и я замерла на месте, моя следующая тирада застряла в горле.
Люсьен сделал несколько шагов вперёд, отчего мне пришлось задрать голову, чтобы посмотреть ему в глаза, и я чувствовала себя уменьшившейся. Он не тронул меня, не схватил, не встряхнул, чтобы напомнить мне, кто я, и кто он, силы личности было вполне достаточно.
-И, желательно, мы убьём предателя в процессе – так обычно делается. Но мы оба знаем, что Белламон умён – слишком умён. Рука санкционировала это – ни я, ни ты, никто не может это остановить. Что мы можем сделать, так это повернуть всё в нашу пользу. Первый шаг навстречу Белламону – поскольку убийства не прекратятся, когда Очищение будет закончено. Однако подозрение не падёт на наших любимых Братьев и Сёстёр. Всё, что от тебя требуется – немного храбрости… - он остановился на полуслове.
Храбрости, в Бездну вас всех.
-Это неприятно… - он поправил сам себя, понимая, какой неправильной оказалась его последняя фраза.
-Неприятно? – возразила я, и мои глаза снова защипало. – Неужели… нет другого пути? – я подняла взгляд на ледяную маску на лице, которое я так хорошо знала, и обнаружила, что это только притворство. Теперь я видела это так ясно, как могла видеть столь узнаваемые мелкие детали. – Ты тоже не можешь этого хотеть… - глупо добавила я.
-Желание здесь не при чём, Сариэль.
-Это напрасная трата жизни… кто-то должен сказать «нет»! Я…
Люсьен зажал мне рот прежде чем я закончила фразу, одной рукой держа мой затылок, а другой закрывая губы, силой пресекая неповиновение. Он наклонился вперёд так, что наши лица приблизились – я больше за ним ничего не видела, мне оставалось изо всех сил сердито глядеть на него исподлобья.
-Ты пока ещё не освобождена от соблюдения Догматов… разве ты не понимаешь? Я пытаюсь свести потери до минимума, насколько смогу! Разве ты ещё не задалась вопросом, почему это поручено тебе, вместо того, чтобы и тебя отправить на бойню? – ожесточённо, но тихо спросил он. Ели бы он говорил в полный голос, у меня бы точно заболели уши…
-Нн внаа, - выдавила я.
-Да, не знаешь, - сказал Люсьен. – Но это не имеет значения. Пожалуйста, - он замолчал на какой-то момент, чтобы собраться. – Следи за языком – иначе он принесёт тебе много проблем, - он осторожно отпустил меня и отступил назад, словно ожидая, что я сейчас покачнусь и упаду.
Напрасно. Я облизнула губы и поморщилась. Перчатки оставили неприятный привкус.
-Почему я? – спросила я, решив временно проигнорировать то, что он выбрал нужный способ, чтобы удержать меня от нарушения Догмата о повиновении приказам.
-Потому что ты была принята после того, как Белламон начал свою… деятельность, - коротко объяснил Люсьен. – Чёрной Руке известно, что ты невинна… - но мы оба знали, что невинных ассасинов не бывает – лучше сказать «не виновна в этом», но сейчас уж точно не время спорить об игре слов. – Тебе поручают сделать это потому, что ты невинна. Чтобы доказать, что ты, как и прежде верна.
-Но ты знаешь, что я… - начала было я. Из-за этого я проявляю слабость и ненавижу его за это… и ещё больше ненавижу себя… потому что он знает слишком много. Он знает, как заставить меня покориться его воле. Как упрямую лошадь.
-Да, - вздохнул Люсьен и снова сел с очень усталым видом. – Пожалуйста, сядь, Сариэль, - он вздохнул и указал на кресло, словно бы не желая спорить со мной ещё и об этом, но не мог мне позволить сохранять свою позицию.
-Это приказ, Спикер? – спросила я ядовито, даже злобно, и вздрогнула.
-Приказы очень редко сопровождает слово «пожалуйста», - он закрыл глаза. - Я попросил. Можешь стоять.
Мне хотелось быть мелочной и раздражительной, но поскольку было более чем очевидно, что я просто более открыто выражаю своё недовольство ситуацией, которая не радовала никого из нас… и несмотря на тот факт, что я была зла на него, на себя, на всех них… злоба истощалась, а с ней и желание причинить боль кому-нибудь ещё.
Я знаю, что он сопротивлялся бы этому, если бы мог. Он очень близок нам… а мы ему.
Я села без обычной демонстрации гордости или принуждения делать то, что я не хочу. Я просто бессильно опустилась в кресло, зная, что он примет это так, как оно есть – как готовность. После моих проявлений характера, спеси и вставания в позу, это было так близко к извинению, как я только могла предложить ему сейчас.
Гнев продолжил обращаться в тишину, рассеиваясь как туман в моей голове. Я могла сосчитать по пальцам одной руки, сколько раз он меня «просил» что-то сделать. И это чего-то стоит.
-Я слушаю, Люсьен, - сказала я тихо, но не испуганно.
-Спасибо. Я ещё не встречал никого с таким объёмом лёгких, - сказал он и поднял руку, чтобы потереть ладонью ухо, словно пытаясь прогнать звон.
Я фыркнула, хотя это больше прозвучало как всхлип, и тяжело сглотнула.
-Сариэль, это должно быть сделано. Гогрон, Тэлаэндрил, Антуанетта, М’рааж, Очива, Тейнаава… и В-Висент… - ему стоило немалых усилий сказать это вслух. С закрытыми глазами он выглядел почти так же, как я – безнадёжно измотанным, но продолжающим делать своё дело, потому что усталость только отложит необратимость. Я видела в этой запинке, что подписание смертного приговора Висенту, его учителю и другу… даже почти-отцу… ранит его так же глубоко, как уничтожение Семьи ранит меня. Ни один из нас не пройдёт через это невредимым… и шрамы будут болезненными. Из тех, что лечатся медленно, если вообще исцеляются. – Всех. Это единственный способ, - это было сказано, чтобы убедить не только меня, но и себя.
Я почувствовала покалывание на коже и посмотрела вниз. Я надела это платье для Середины Года… для череды вечеринок… и теперь…
-Я понимаю, - пробормотала я сквозь пелену слёз. – Когда? – я тяжело сглотнула.
-Скоро. Очень скоро, - тихо сказал Люсьен.
Я осталась сидеть, сложив руки на коленях.
-Очива повысила тебя до Ассасина.
-Да, - тихо сказала я.
-Можешь не привыкать к рангу.
Я кивнула и закрыла глаза, чувствуя, как по щекам текут слёзы. Только две. Одна за меня, и одна за него… одна для Висента, и одна для Антуанетты, двух самых близких мне… как маленькие капли дождя, они оставили тёмные пятна на ткани платья и исчезли навсегда. Как человеческие жизни… такие короткие… короче, если ты живёшь в Гильдии Убийц.
-Я даю тебе ещё одно повышение.
Я безразлично слушала. Я больше не хотела ругаться, кричать. Я хотела раствориться здесь, в ощущении остановившегося времени, и просто… перестать быть. Исчезнуть из времени и реальности.
-Однажды ты спросила меня, кто такой Сайленсер. Ответ таков: ты – Сайленсер. Ты знаешь, какова наша иерархия.
Я кивнула и слабо подняла руку. Четыре обычных пальца и один большой. Я заставляла онемевшие уши слушать, понимать значение… но делала это, не меняя выражения лица. Это были просто слова в воздухе, слова, которые должны иметь значение, значение, которое я должна понять.
-Что не общеизвестно, так это то, что…
-Элрик, - сказала я печально, поднимая глаза. Маска снова исчезла с лица Люсьена – хотя было ли это потому что она была ему больше не нужна, или потому что ему было тяжело её сохранять, я не знаю. Мне всё равно – в этот момент на его лице было то, что на уме, даже на сердце.
-…да, Элрик был моим последним Сайленсером, - тихо сказал Люсьен. – Банус Алор – чьё лицо ты так великолепно преобразила – тоже Сайленсер. Не простой Палач, как тебе было сказано тогда... но Сайленсер. Личный ассасин одного из членов Чёрной Руки.
Я открыла глаза, Люсьен смотрел на меня отчасти… даже с сожалением. Он всё же человек…я не могу сказать, однако, сожалеет ли он о том, что должно быть сделано, или о том, что делать это придётся мне. Я так преданна Семье, это всё равно что отрезать собственную руку просто так, вот что мне велели сделать.
Я скрестила руки на груди.
-Как у любой руки есть пальцы, разве на каждом пальце нет ногтя? Когтя? Каждый палец руки, каждый Спикер имеет такой ноготь – наши Сайленсеры, наши личные ассасины, чтобы расширить наши сферы влияния и нанести удар, когда это необходимо.
Я кивнула. В самом деле, «когда необходимо», я тяжело сглотнула, но меня охватывало оцепенение. Я сделаю это, я знаю. И не из-за любви, или справедливости, или ради чего-то. Я делаю это… потому что мне велят... я делаю это в собственном поиске оправдания, чтобы в итоге поймать Белламона, заманить в ловушку.
В сердце поднялась волна стыда.
Но сейчас… остановить Белламона казалось мне такой неопределённой целью, слишком далёким будущим, чтобы что-то такое было необходимо… некоторые средства слишком дорого стоят.
-Это честь, которой нет равных.
Ну а что тогда Имперская Тюрьма? Адамус Филида? Мне не нужно быть чьей-то помощницей. Просто посмотрите на мои достижения… но всплеск гнева оказался кратковременным. Что-то дёрнуло меня дать согласие, встать и подчиниться, и чем дольше я тянула, тем настойчивее был этот порыв.
-Ты знаешь… что я сделаю так, как ты скажешь. Но мне это не нравится.
-Мне это тоже не нравится, - тихо проговорил Люсьен.
Я медленно, немного неуклюже, поднялась на ноги и огляделась.
-Я вернусь, - я направилась ко второму выходу из форта.
-Сариэль?
Я остановилась возле самой лестницы и обернулась, чтобы посмотреть на Люсьена, всё ещё сидящего в своём кресле, пытаясь спрятать под маской спокойствия усталость. – Сделай это безболезненно.
Не сказав ни слова, я вскарабкалась вверх по лестнице, чувствуя, что из меня словно вытянули тепло и цвет, и я стала словно бы ходячим призраком.
Не могу поверить, что я это сделаю.

URL
Комментарии
2012-01-28 в 16:16 

Pairingmen
Йеее, наконец-то! Я вас люблю, честно! Спасибо огромное за такой замечательный перевод! *__________*

2012-01-28 в 16:35 

Pairingmen
кстати, эта глава тронула. Очень. И чувства хорошо переданы. Я и сама ненавидела этот ритуал Очищения... до слез злости и отчаяния. Это было несправедливо... и неизбежно.
Боюсь даже представить следующие главы, но все равно уже жду их...

2012-01-28 в 18:09 

Tinwen
the best way to solve problems is to create more problems until you are dead
Yu.no, спасибо на добром слове )
впереди ещё много глав, и я усилием воли заставляю себ яне рассказать заранее, как всё обернётся

2012-01-28 в 21:30 

Catherine Nightingale
Золотистый ретривер
Tinwen, спасибо за главу! А то я уж беспокоиться начала

2012-01-28 в 21:56 

Tinwen
the best way to solve problems is to create more problems until you are dead
Катрин Дэ-Виль, беспокоиться не надо, перевод продолжается )

2012-01-30 в 07:04 

Ломиель
Dum spiro, spero!
Тинвэн, а что произошло с дневником? Я буковок не вижу, усе прозрачно!!! :nea: Пишу коммент вслепую ))) А за главу - огромное спасибо! И действительно, одна из самых тяжелых глав в фике...

2012-01-30 в 11:28 

Tinwen
the best way to solve problems is to create more problems until you are dead
Ломиель, опа, и у меня то же самое ( похоже, слетел диз, сейчас поковыряюсь - попробую поправить

2012-01-30 в 11:39 

Ломиель
Dum spiro, spero!
Tinwen, теперь видно! )))

2012-01-30 в 12:43 

Pairingmen
Tinwen, я усилием воли заставляю себя не рассказать заранее, как всё обернётся
Неужто не по сюжету?... О Ситис, вы так заинтриговали. +__+

2012-01-30 в 14:00 

Ломиель
Dum spiro, spero!
я усилием воли заставляю себя не рассказать заранее, как всё обернётся
А я не удержалась и сунула (давно уже) любопытный нос в английский оригинал. Так что я тоже прилагаю массу усилий, чтобы не нарушать интригу. )))

2012-01-30 в 14:20 

Ура-ура-ура!!!)

URL
2012-01-31 в 14:16 

Потрясно! Все эмоции переданы очень четко и читается на одном дыхании. Вообщем обалденно!
А Сариэль придумает что нибудь... заинтриговали, однако!

URL
2012-01-31 в 14:29 

Tinwen
the best way to solve problems is to create more problems until you are dead
спешу сообщить, что в припадке переводческого вдохновения я в рекордные сроки перевела следующую главу
но пока ещё не вычитала
так что обновление можно ожидать на днях

2012-01-31 в 16:19 

Ломиель
Dum spiro, spero!
так что обновление можно ожидать на днях
:squeeze: :ura:

2012-01-31 в 16:21 

Тинвэн
переводчик
Ломиель, и вот оно уже

URL
   

Скованные мраком

главная