Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:58 

Глава шестьдесят первая

Тинвэн
переводчик
Автор: Raven Studios
Переводчик: Tinwen
Название: Скованные мраком. История Тёмного Братства.
Дисклеймер: Обливион, все персонажи, места, события ит.д. принадлежат Bethesda Softworks.
Предупреждение: присутствует нецензурная лексика, насилие
Рейтинг: T (13+)
Жанр: приключения/мистика
Размер: Макси.
Описание: Покинув отчий дом, Сариэль оказывается в распростёртых объятьях Тёмного Братства. Теперь она – одна из дуэта, способного остановить предателя, угрожающего семье, которой она отныне принадлежит.
Пометка: ссылки на страницы автора:
На deviantart - raven-studios.deviantart.com//
На fanfiction.net - www.fanfiction.net/u/1558759/Raven_Studios
Разрешение автора на перевод получено.
Размещение: исключительно с согласия переводчика


Поцелуй перед смертью

-S-

Сказать, что я чувствовала себя неуверенно, выполняя второй подряд контракт в Бравиле, значило не сказать ничего. Нервы пошаливали, и я чувствовала непонятное напряжение. Однако мою будущую жертву гораздо больше интересовала его дама сердца, чем упившийся до смерти данмер – такая басня ходила по округе.

Две ночи подряд я слушала нытьё этого ненормального босмера, лебезящего перед статуей Счастливой Старухи. Он готовил речь для своей возлюбленной, которая, похоже, вообще отказывалась с ним разговаривать.

Готова поспорить, что она в принципе не подозревает о его существовании.

И я её понимаю – он похож на Глартира, совершенно чокнутый, какая-нибудь мелочь может окончательно сорвать ему крышу. Я уверена, она не разговаривает с ним просто потому что боится… я сама была бы напугана, но я-то знаю, как справиться с лунатиком. И не каждая девушка – я. Хорошо для Тамриэля, м?

Главная проблема Анголима в том, что девушка замужем. И её муж совсем не считает… зацикленность Анголима… здоровой. В округе бытует интересная традиция просить Счастливую Старуху о благословении, такое местное суеверие. У Анвила вот был фонтан желаний, давным-давно, теперь на его месте растёт большое дерево.

К счастью для нас обоих, Анголим появляется у статуи Старухи поздно ночью, когда почти весь город спит, и сегодня не исключение. Он снова здесь, принёс букет цветов и зачем-то положил его у ног статуи. Я выбрала стрелу. Последнее время я много практиквалась в стрельбе, и я была уверена в успехе, решив забраться повыше и просто пристрелить его издалека. В спину, конечно же, а то он ещё меня увидит.

Ассасины не обязаны вести честную игру.

-Это твой единственный ответ? – умолял Анголим. – Молчание, моя леди? Разве я плохо тебе служил? Разве я не выполнял любое твоё пожелание, любой приказ? – он казался безумцем. Сумасшедшим. И ещё… испуганным. – Моя леди… - он поднял руки в беспомощном жесте, продолжая бормотать, я слышала его слова благодаря специальному заклинанию. – О, моя леди… - он опустил голову и ссутулился, сложив руки под подбородком, его бормотание перешло в шёпот, будто бы он страстно молился одному из божеств. Он немного покачивался, не переставая шептать, и силы заклинания уже не хватало, чтобы донести до моих ушей, что он говорит.

Знаешь, я тоже леди, и я тебя слышу. Так что позволь мне избавить тебя от страданий.

Я натянула тетиву и сделала вдох, прошептав заклинание обнаружения жизни. Поднялся ветерок, и мне показалось на какой-то момент, что я услышала голос. Вдох… и на выдохе…

Полёт стрелы… и удар.

Прекрасно. Выстрел был точен, отравленная стрела ужалила Анголима между лопаток. Он рухнул на колени, и перестал мерцать. Я улыбнулась и повернулась, чтобы уйти, подготавливая заклинание хамелеона.

Всё что я увидела, это приближающийся из темноты кулак.

Я получила удар в лицо и выронила Теневую Охоту, отлетев к стене, ошеломлённо потянувшись за Шипом Страданий. От удара я чуть не прикусила язык, и вот я уже болтаюсь, как рыба на крючке, пойманная за горло, а другая рука железным захватом не даёт мне обнажить кинжал. Как только я поняла, что это Люсьена я пытаюсь побольнее пнуть, и это его рука безжалостно сдавливает мне горло, я перестала сопротивляться.

Я даже перестала пытаться разжать его пальцы на моём горле, но у меня не было ни малейшего понятия, почему он так зол.

Не просто зол. Он в бешенстве. Разъярён, а глаза у него сверкают в темноте, словно у сотканного из тьмы даэдра. Карие глаза, к которым я привыкла – даже к холодным и расчетливым – теперь казались нечеловеческими из-за заклинания ночного зрения, превратившего их в пронзительно-голубые… и совершенно чужими. Как будто кто-то надел его маску… чужак и незнакомец.

Когда он впечатал меня в стену, под которой я сделала выстрел, я поняла, что если не выясню, почему он так на меня зол, он просто меня убьёт. Сама мысль об этом была как ножом по сердцу – ну что я могла такого сделать?..

Он побледнел от ярости – я никогда не видела такого проявления эмоций, хороших, плохих, любых - со стороны Люсьена, и это было больше чем просто страшно. Моя свободная рука безуспешно попыталась разжать его пальцы.

-Люсьен… нечем дышать… - выдавила я, моё дыхание стало прерывистым. Как будто поймали в тиски… ох…

-Знаю, что нечем, - прорычал он, пока я сосредоточила все усилия на том, чтобы урвать ещё глоток воздуха. – Что за безумие овладело тобой, женщина?

-Я не знаю, о чём ты… кх… ох… - я задохнулась, когда он сжал пальцы сильнее, глаза у меня стали закатываться. Я пыталась, но не могла сделать следующий вдох – я задохнусь до смерти… из-за того, кто мне дорог… проклятье.

Я попыталась сделать вдох, когда он снова грубо ударил меня о стену, но не смогла. Перед глазами начали клубиться чёрные облака, сливаясь вместе, закрываясь словно занавес. – Лю… - я не смогла договорить. Глаза защипало от слёз, и не только от того, что я задыхалась.

Во имя Обливиона, он собирается меня убить. Я вижу это по его глазам, и уже не могу дышать. Ему больно… я причинила ему боль… и он собирается причинить мне боль в ответ… но я не знаю… что я натворила… я бы никогда…

…нет…никогда…

…нет…не тебя…никогда…

…ни за что…

Глаза закрылись – или просто отказало зрение, не могу понять. И внезапно я сумела сделать вдох. Я распахнула веки. Он что, играет со мной?

-Первое поручение ты выполнила, убила Селедина. После этого ты устранила семью Драконис, как и было приказано, - тихо зашептал Люсьен – тихо, чтобы не привлекать внимания стражников, наконец обнаруживших труп Анголима. - А затем ты предала!

Я беззвучно вскрикнула, когда он ещё раз ударил меня о стену, в затылке белым цветком расцвела обжигающая боль, он продолжал держать меня железной хваткой. Ты причиняешь мне боль… почему?!

-Твои тайники оставались нетронутыми, твои жертвы продолжали жить. Вместо этого ты одного за другим уничтожала членов Чёрной Руки! – прошипел он и в третий раз впечатал меня в стену.

Я смогла жалобно всхлипнуть, надеясь, что он останется доволен тем, что причинил мне достаточно боли, но от этого стало только хуже. Я перестала бороться за каждый вдох, просто открывала и закрывала рот, и поморщилась, беззвучно вскрикнув от боли, когда он снова ударил меня о стену… я начинаю уставать, мне не хватит сил… я не думаю, что смогу долго так… но он сказал… он сказал, что…

Я… убивала членов Чёрной Руки?

Твоя душа стремится в Бездну, маленькая убийца.

Чёртов данмер…

Идиот-босмер – не слушает никого, кроме себя…


Призывы Анголима к неумолимой… о, чёрт…

-Ж'Гаста, Шализ, Алвал Увани, Хавильстайн Морозная Кровь – все они Спикеры и Сайленсеры. И Анголим… ты… - я была рада, что он не произнёс вслух ругательство, которое адресовалось мне. – Ты убила самого Слышащего! – Люсьен не отрывал взгляда от моего лица.

Похоже, я потеряла сознание, потому что он совсем не бережно ударил меня по лицу, чтобы я пришла в себя – это действительно было больно, удар был далеко не первым. Проклятье… ай…

-Бьёшь слишком сильно… - прошептала я, глаза щипало от заслуженных слёз. Как я могла? Как ты мог – шпыняешь меня как куклу… почему же я не врезала тебе как следует… не думал об этом?! Лживая бравада… и я знаю это… горячие слёзы текли у меня по щекам, крайне мерзкое зрелище, если судить по выражению глаз стоящего передо мной незнакомца… мне наплевать. Сегодня… я заслужила право плакать.

Потому что я… с чего мне вообще предавать Семью? Я бы никогда… не зная, что я делаю…

У меня вырвался сухой кашель, горло ужасно саднило. Люсьен по-прежнему прижимал меня к стене, но больше не пытался задушить. Вместо этого он изучал меня ледяным убийственным взглядом, моя шея оказалась между его большим и указательным пальцами, неудобно, но уже не смертельно. Я подняла руку, чтобы потереть саднящее горло, и когда я задела его руку своей, он с отвращением скривил губы. Я не стала обращать на это внимание, гадая, собирается ли он ударить меня снова, и искренне надеясь, что нет.

Эй.. а он сегодня без мантии… только Доспехи Скрытности… и он заметил, что на мне комплект доспехов, который он не видел уже лет двенадцать, если видел вообще…

…какая разница… сосредоточься

-Я клянусь тебе… - сумела проговорить я, радуясь, что он не повредил мне трахею. Выражение лица Люсьена говорило о том, что он пока не решил, стоит ли верить моим словам. На какой-то момент мне показалось, что он спорит сам с собой – он не хочет верить, что я способна совершить такое предательство. Он не хочет причинять мне боль. Это промелькнуло в его взгляде и пропало, сменившись на хорошо знакомое мне выражение – холодную решимость сделать то, что должно.

Пускай это и больно.

-На клинке, который ты мне дал… задолго до того как я стала твоим Сайленсером, до того, как стала одним из твоих ассасинов… я не знала… - меня трясло, всегда стальные нервы лопнули от недостатка воздуха, от ударов и ещё понимания, что я оступилась, и никак, и никогда не смогу исправить содеянное.

Люсьен схватил меня за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза, - очень даже большое достижение для меня, ведь все ужасно болит… и на душе скребут кошки. Я никогда не думала, вот честно, что Люсьен меня когда-нибудь ударит. Наверное, гораздо больнее, когда меня лупит как какую-нибудь шлюху тот, кому я доверяю, кого я люблю, чем если бы это делал незнакомец.

…но если подумать… остальные тоже вряд ли думали, что я опробую на них остроту своего кинжала, правда?

-Нет… - он хмурился, но уже не выглядел разозлённым, он отступил и отпустил меня. Осторожно прикоснулся к – я уверена – расцветающему на моём лице синяку, бережно и нерешительно, словно бы ожидал, что я отпряну и велю не распускать руки.

Таково и было моё первое желание, но… как бы я отреагировала, будь я на его месте? Он же не бьёт меня так, каждый день, для профилактики…

-Нет… я вижу, что ты говоришь правду… - он тяжело вздохнул, и я почувствовала, как боль начала утихать, он произнёс простое лечебное заклинание – извинение а-ля Люсьен. Никогда не извинится вслух – просто сделает что-нибудь, потому что действия значат больше, чем слова. Хотя слова иногда приятно слышать.

Боль уменьшилась, и я вздохнула с облегчением. За левым глазом по-прежнему саднило, но не так сильно, как раньше. Словно бы продолжая извиняться за то, что так грубо со мной обошёлся, Люсьен кастовал заклинания, пока я не перестала морщиться от боли.

Интересно, а он слышал, что больное место надо поцеловать, чтобы всё прошло?..

-Выжившие члены Чёрной Руки знают, что ты невиновна, они знают, что ты всего лишь следовала приказам, - он поднял меня на ноги и помог удержать равновесие, когда я покачнулась. Начала болеть голова. – Они считают, что предатель – я!

-Что? – Головная боль подождёт. – Они… они не могут… - я недоверчиво уставилась на Люсьена, не обращая внимания на то, как неудобно мы стоим – он обнял меня одной рукой за плечи, а другую положил на бедро, чтобы я не потеряла равновесия.

Я постаралась забыть о забившемся чаще сердце. Сейчас не время, и не место.

Люсьен вздохнул, показывая, как ужасно наивно это с моей стороны, и мне действительно стоит думать, прежде чем открывать рот.

Они очень даже «смогут», Обливион их побери, если захотят. Ещё одна привилегия членства в Чёрной Руке.

Я накрыла его руку, лежащую на моём плече, ладонью, чтобы добавить веса своим словам.

-Я найду этого предателя и прикончу его, - пообещала я. – Принести тебе сувенир? Ухо? Палец? Как насчёт его сердца? – с ожесточением добавила я.

-Принеси мне доказательство его измены, и я буду доволен, - проворчал Люсьен. – Ты знаешь, кто за этим стоит – найди способ уличить его – но если приведёшь его самого, будет ещё лучше.

-У тебя будут доказательства. Я не думаю, что за весь этот ужас можно просто… извиниться? – предложила я.

-И всё же, - Люсьен покачал головой, одарив меня несколько печальным взглядом из серии «ну что ты можешь теперь сделать». – Нет никаких исторических прецедентов подобных тому, что сделала ты. И на тебе ни царапины, - сказал он почти с завистью, и усмехнулся. – Хотя мне следовало этого ожидать.

Я пожала плечами.

-Я думала, что это приказы. И я всегда довожу дело до конца, - ему не обязательно знать о том, сколько аргонианских зубов я вытащила из доспехов, и о том, что моя шкурка теперь порчена отметинами каджитских когтей.

-Рассчитываю на это. Предатель каким-то образом подменил приказы и отправлял тебя к неправильным тайникам. Нас с тобой обвели вокруг пальца, обоих, - ясно, что это он говорил только для себя, но в голосе слышалось облегчение. – Учитывая, что остатки Чёрной Руки охотятся за мной день и ночь… - он покачал головой. – Мы должны доказать им, кто стоит за этим предательством, и времени мало. Чёрная Рука желает моей смерти… это единственное возможное наказание за то предательство, которое, как они считают, я совершил, - он взглянул на синяк, который, без сомнения, украшал теперь мою шею.

-Значит хорошо, что я неплохо работаю в напряжённой обстановке, - беззаботно ответила я, подняв руку и пытаясь прикрыть горло.

-Именно. Вот, что ты должна сделать: отправляйся к следующему тайнику и выследи того, кто будет прятать подложный приказ, - велел мне Люсьен. – Так будет лучше всего – ты сможешь наблюдать за Белламоном из тени, пока не раздобудешь серьёзную улику. Когда найдёшь что-то подобное, настоящее доказательство, найди меня. Я буду скрываться. Форт Фаррагут больше небезопасен. За ним наблюдают прислужники Чёрной Руки… - эта мысль не доставляла ему радости.

Могу только представить, что они сотворят с его домом. И Тёмными Стражами. Бедняга Эвандер…

-Ты можешь спрятаться в…

-Нет, нет, сейчас это неподходящий вариант, - Люсьен покачал головой ещё до того, как я закончила фразу. Потом он улыбнулся, и я поняла, что мне предстоит разгадать загадку. – Помнишь, где мы встретились в первый раз? – спросил он.

Я кивнула. Прекрасно помню. Белые цветы и тёмные тени.

-Конечно, помнишь. Место предыдущего задания, под их цветами.

Я нахмурилась, посмотрела на него. И поняла.

Эпплуотч. Я помню цветущие яблони… и запах, такой насыщенный и приторный, казалось, по нему можно ходить… наверное, даже скуума не сможет подарить таких волшебных ощущений…

Я кивнула.

-Ясно. Встречусь с тобой там, как только смогу. Не высовывайся, - я накинула капюшон и оглянулась, ища Теневую Охоту. Я никак не смогу достать её, не привлекая внимания – теперь она потеряна для меня.

Люсьен усмехнулся и исчез, оставив еле заметное мерцание заклинания хамелеона.

-Возьми Теневую Гриву, - предложила я.

Бестелесный голос Люсьена напряжённо усмехнулся, и мне на плечо легла невидимая рука, он замешкался, словно бы был не уверен, позволено ли ему прикасаться ко мне с такой фамильярностью после того, как он же пытался избить меня до смерти.

Я успокаивающе похлопала его по руке. Может быть, я поступила бы так же… и хотя было больно… ну, по крайней мере, я уверена, что в нормальной ситуации этого никогда бы не случилось. Да, это звучит глупо, но я просто знаю. Люсьен не из тех, кто бьёт людей направо и налево за мелкие промашки, или вообще без повода. Никогда. И не членов Семьи.

-Сариэль, её скорость нужна тебе больше, чем мне. Времени мало.

Я кивнула, и развернулась, чтобы спуститься…

Мир затуманился, и на какое-то время я потерялась, где я, кто я, есть ли я вообще… белый туман клубился и сверкал перед глазами в течение нескольких головокружительных минут, пока я не сумела собрать волю в кулак. Я пришла в себя на галерее, на которой Люсьен объяснял мне наш план, совершенно одна. Воздух даже не дрогнул, Люсьена поблизости не было.

Я села, потирая горло, и набросила на себя сильное заклинание хамелеона. Нужно добраться до Анвила. Следующий тайник там… мой родной город, я могу только надеяться, что там мне повезёт…

Тайник.

А я ещё думала, что у него почерк испортился… Как можно быть такой наивной дурой! Этот ублюдок, Белламон, ему лучше спасаться бегством, потому что когда я его достану, я сделаю из него отбивную так, чтобы ему хватило сил только на то, чтобы доказать Руке, что мой Спикер не преступник…

Хотя, подождите… надо перефразировать – что мой Спикер не предатель.

URL
Комментарии
2014-03-07 в 12:04 

Ломиель
Dum spiro, spero!
:squeeze::squeeze::squeeze:

2014-03-10 в 21:47 

Tinwen
the best way to solve problems is to create more problems until you are dead
   

Скованные мраком

главная