13:15 

Глава шестьдесят вторая

Тинвэн
переводчик
Автор: Raven Studios
Переводчик: Tinwen
Название: Скованные мраком. История Тёмного Братства.
Дисклеймер: Обливион, все персонажи, места, события ит.д. принадлежат Bethesda Softworks.
Предупреждение: присутствует нецензурная лексика, насилие
Рейтинг: T (13+)
Жанр: приключения/мистика
Размер: Макси.
Описание: Покинув отчий дом, Сариэль оказывается в распростёртых объятьях Тёмного Братства. Теперь она – одна из дуэта, способного остановить предателя, угрожающего семье, которой она отныне принадлежит.
Пометка: ссылки на страницы автора:
На deviantart - raven-studios.deviantart.com//
На fanfiction.net - www.fanfiction.net/u/1558759/Raven_Studios
Разрешение автора на перевод получено.
Размещение: исключительно с согласия переводчика


Следуя приказу

-S-

Мы с Теневой Гривой домчались до Анвила быстрее ветра. Никаких промедлений, пока Чёрная Рука гоняется за Люсьеном. Даже я понимаю, если они всерьёз решили его поймать, шансы, что он сможет долго скрываться, очень невелики. Так что никаких промедлений.
Мы не останавливались на пути, и вскоре я уже сидела рядом с фальшивым тайником, совершенно невидимая, когда к спрятанной бочке подкрался босмер. Полный профан, недоучка, он наверняка бы поднял крик, если бы я не швырнула в него заклинанием безмолвия, как только он открыл рот. Я прижала его за горло к стенке, а он трясся как осиновый лист. Он бы дал отпор, но уже наделал в штаны от страха просто оттого, что я была там, поджидала его. Он не пытался сопротивляться, решив, что всё равно не сможет победить. Умный мальчик.
-Если заорёшь от страха, будешь выть от боли, - прошипела я, набрасывая на нас обоих заклинание хамелеона. Тайник был хорошо спрятан, далеко от местного Святилища, но я не хотела рисковать. И так слишком многое легло на мои плечи. – Я начну с пальцев, а потом спущусь пониже, усёк?
Босмер кивнул, и я сняла безмолвие.
-Кто… что…
-Вопросы задаю я. Ты отвечаешь – понял?
Он кивнул, не переставая дрожать.
Я быстро обыскала его и достала из внутреннего кармана куртки маленький мешочек с золотом и конверт с печатью Люсьена, подписанный тем же ужасным почерком.
-Расскажи мне об этом, - я показала ему конверт и немного отпустила.
Насколько просто прокрасться в Фаррагут чтобы поставить печать на приказы? Надеясь, что я все их выполню… а если нет, с него спрос невелик… мелкий ублюдок. Я никогда не чувствовала, что меня так использовали… мной так манипулировали. Хотя бы когда Люсьен делает это… я не чувствую себя вымазавшейся в дерьме. Грязной.
Добавим ещё пару строк к приговору Белламона. Ну и ну, там уже прилично накопилось.
-И… извините! – охнул мер, хватая меня за запястье, как я вчера хватала Люсьена, но этот вообще не надеялся заставить меня ослабить хватку. – Я не хотел ничего плохого, Вы должны поверить мне!
-Должна? – с угрозой уточнила я. Надо, чтобы он был достаточно напуган, чтобы говорить, и говорить правду.
-Это был человек в мантии, клянусь! Он… он заплатил мне и велел положить это в бочку! Видите? Это всё в бочку… для Вас!
-По твоему мне не наплевать? – тихо спросила я. – Говори – кто этот… человек в мантии? – потребовала я, хотя сама уже прекрасно знала.
Конченый психопат устраивает резню на корабле в приступе безумия… и он был здесь прямо у меня под носом… надеюсь, удастся застать его дома.
-Я не знаю его имени! И лицо… у него лицо было в тени. Он позвал меня вчера, когда я гулял у маяка. Я думаю, он там живёт! – мер дрожал, по его лицу ручьём тёк пот, словно бы на дворе стояло жаркое лето. – Или жил, не знаю. Он сказал, что уезжает из Анвила. Извините, это всё, что я знаю!
Чёрт.
-Маяк… Ульфгара? – здесь всего один маяк, но Ульфгар такой отвратный тип… что ж, вот вам и картинка, эти двое отлично бы поладили, Ульфгар и Белламон.
-Да! Вы… знаете? – он помотал головой, вспомнив, что это не его дело, он должен отвечать, и говорить по существу. – Он прямо за городской стеной. Я думаю, человек в мантии живёт там уже долго. В… в подвале, - босмер тяжело сглотнул. – Я не знаю, что там происходит, но воняет из-за двери ужасно. Как будто… там кто-то мёртвый!
Да неужели? Никогда бы не подумала.
-Мда?
-Послушайте, это всё, что я знаю, правда! Может быть, Ульфгар Туманный Взор скажет больше. Это он хранитель маяка, он, наверное, сдал подвал в аренду. Поговори… поговорите с Ульфгаром. У него точно есть ключ. Ну, если… если вам туда нужно! А теперь, пожалуйста, отпустите меня!
Я подняла задумчивый взгляд, чтобы встретиться с глазами мера. Я могла видеть в них своё отражение, а его поток бессвязной болтовни начал меня раздражать.
-Отпустить? – спросила я, словно бы впервые слышала это слово.
Я отпустила его, он просеменил мимо, и минутой позже всё было кончено, я вонзила Шип Страданий ему между рёбер. Он не смог закричать, не смог вздохнуть – просто умер.
-Да пожалуйста, - я бросила его и поспешила в сторону гавани. Маяк Ульфгара. Благодарение Леди, не нужно нестись на другой конец Сиродиила… хотя бы…
Желудок завязался узлом, а пальцы будто заледенели. А что если Белламон… это бы объяснило, почему к нему прислушались, как он смог уговорить, чтобы мне поручили Филиду. Что если Белламон – Сайленсер? Как выбирают Спикеров, когда одного из них убивают? Они просто… дают повышение их…
…Люсьен…
Я сорвалась на бег, на ходу призывая заклинание хамелеона. Свет на маяке ещё горел – было не очень поздно, просто темно. Сердце колотилось о рёбра как бешеное, пока в голове проносились мысли одна за другой.
Если они его найдут, они убьют его…
Но не убьют, если я смогу добыть доказательство и оказаться быстрее них… у меня Теневая Грива…
Они убьют его… и я останусь одна. Без Семьи… это будет всё равно, что снова всех их потерять…
Белламон – думай о Белламоне…
И беги быстрее – шевели своей тощей задницей, Сари!
--S--

Сосредоточившись до состояния ледяной ясности, я заколотила в дверь Ульфгара, и когда он открыл дверь со словами «а, ты же дочка Махины», влетела в дом мимо него.
-Да, а ты Ульфгар Туманный Взор, - его так зовут из-за бельма на глазу, который сейчас не был спрятан под повязкой, дома это ни к чему. – Мне нужен ключ от подвала. Подвала, который ты сдаёшь человеку в чёрном, - спокойно сказала я, прожигая его пустым злобным взглядом. Он мог чувствовать, как от меня просто исходит злоба, выступая на коже, как пот. – Побыстрее, пожалуйста, - вежливость это просто слова, слова-паразиты.
-С какой стати я его тебе дам, а? Пусть ты хоть десять раз дочка Махины, - спросил Ульфгар.
-Потому что если ты мне его не дашь, - ответила я самым ледяным тоном, который только могла использовать, весь мой образ жизнерадостной психопатки испарился, столкнувшись с перспективой потерять моего Спикера. – Я просто убью тебя и сниму его с твоего трупа, – я шагнула вперёд. – Лучше бы ты боялся того человека, что живёт внизу… не чувствуешь запах? – спросила я, осматриваясь. – Вонь гниения. Миазмы разложения и смерти… - это так, чем дольше я стояла здесь, тем проще было его уловить, сначала незаметный, но всё возрастающий запах, как воняют ноги, когда кто-нибудь снимает ботинки после долгого дня, он всё растёт и растёт, нельзя притвориться, что не чувствуешь, и начинаешь морщишься, прищуривая начавшие слезиться глаза, гадая, этот человек вообще знает, что ноги можно мыть?
Ульфгар побледнел.
-Ты… ты из… - он окинул меня взглядом.
-Всё верно. Бойся меня, - я протянула руку. – Ключ. Сейчас же.
-Если ты хочешь убить того парня из подвала, так это… хорошо! Я не буду звать стражу, никого! Он там… творит что-то ужасное! – Ульфгар трясущейся рукой передал мне ключ и повернулся, чтобы убежать.
Далеко он не ушёл. Он узнал меня. Он должен умереть. Если повезёт, его смерть припишут тому безумцу, за которым я гоняюсь. Сладкая, сладкая ирония. Наконец-то Белламона обвинят в смерти, которой он не совершал, а не кто-нибудь, как обычно, возьмёт на себя его вину.
Сладкая, сладкая ирония. Ульфгар рухнул на пол, застывшие остекленевшие глаза уставились в потолок.
О, я безумна… не то слово.
Ну все мы такие, вообще-то. Безумцы, и хуже того, в нас что-то сломалось. Сейчас моя кровь была холоднее льда, холоднее мести. Я не могу даже облечь это в слова – безразличное безумие.
Надеюсь этот ублюдок сегодня дома, и я от всего сердца молилась, что найду его. Да, я убиваю ядом, скрытностью, из засады и выстрелом издалека. Но мне сегодня не нужны эффектные приёмы. Дайте мне мой Шип Страданий, и гроб закрыт. Забит гвоздями. Белламон бы не… но его здесь нет. Недоносок-босмер и этот старый остолоп говорили – намекали, что...
Я начала дышать ртом, скастовала ночное зрение и пошла вперёд, закашлявшись уже через пару шагов. У меня дважды случались сухие позывы от отвратительного запаха, а тут ещё полуразложившийся голый изуродованный труп, уставившийся на меня остекленевшими глазами. Я подошла поближе, стискивая зубы и напрягая мышцы живота, чтобы сдержать тошноту.
Я спустилась ниже и отперла замок, готовая к запаху гниения. Я оставила ключ в замке и распахнула дверь в подвал. Я думала, что готова к вони, но миазмы чуть не сбили меня с ног, к этому не «подготовишься»… это за пределами того, к чему можно привыкнуть… у меня перехватило дыхание, я согнулась и чуть не выблевала кишки. Фу…
Женщина. Это тело женщины.
Я немедленно проверила, есть ли здесь призраки – никого. Бедная… что ты вытерпела перед смертью? Она была блондинкой – копна неровно остриженных волос казалась мне белой под воздействием ночного зрения. Я тут же подумала об Антуанетте… какая мерзость.
Я развернулась, думая, что вот сейчас оставлю на полу последний съеденный обед, пока не поняла, почему меня никак не вырвет. Я же ничего не ела. Не останавливалась перекусить, не тратила время. Ну что ж, может быть, это к лучшему.
Два. Три… четыре трупа – и собака. Назойливо жужжали мухи, ползая по останкам, трупные черви хозяйничали в более старых телах… и всё равно было ясно, что здесь внизу действительно жил Белламон, в окружении трупов и гниения…
Четыре мертвеца… четыре пальца… я достала поддельные приказы из-под наруча и открыла конверт.
Аркуэн – цель звали Аркуэн… остальные три трупа были мужчинами.
Мёртвые Спикеры? Это такой особый символизм?
Один труп был подвешен за ноги к потолку… и было очевидно, что этот, по крайней мере, был мужчиной… я отвернулась, по коже мурашки пробежали. Ритуальные убийства? Зарезал овец, потому что не достал волков?
Дальняя комната подвала выглядела практически нормально, магические огоньки сияли среди маленьких камней и кристаллов, расставленных между сотен свечей.
-Оох… - вырвалось у меня, когда я зашла туда.
На кривобоком столе лежала белая скатерть. На белой скатерти стояла тарелка… а на тарелке… покоилась человеческая голова, глаза и губы были зашиты грубыми стежками толстой чёрной бечёвкой. Перед ней лежали цветы, и повсюду стояли свечи – за этим Белламон, похоже, ухаживал. Рядом на низком столике лежала книга, раскрытая на середине. Оставленная в большой спешке.
Я сделала шаг вперёд. Отрезанная голова не обеспокоила бы меня при обычных обстоятельствах, но в этой крипте извращения и смерти, она несла в себе отвратительную ауру… я не думаю, что все священники Империи смогут очистить это место за один заход. Оно навсегда замарано злом… злом куда хуже убийства людей за деньги…
Это просто… худшее безумие из возможных. Отвратительное извращение.
Моё ночное зрение выдохлось, показывая комнату в белом свете магических огней. Тяжело сглотнув, я посмотрела на красные чернила… никакие это не чернила… и знакомый уже кошмарный почерк, и перелистала дневник к началу…
--S--

Все в порядке, мама. Дело почти сделано. Я уже близко. Так близко. Как же долго мы боролись? Как долго ждали? Я знаю, слишком долго. Но все почти кончено. Я обещаю.

убитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьего убитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьего убитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьегоубитьего


мамочка мамочка спишь на подушке голова пришел человек и вот мама мертва на папиных руках твоя кровь разрушил он жизнь и убил любовь

Ненавижу! Все это притворство, всю эту ложь! Будь прокляты Ситис и пять догматов! Сколько же мне еще жить по их правилам? Сколько еще, пока я не получу свой шанс? Я видел Люсьена Лашанса вчера. Он был в Святилище, разговаривал с Очивой. Он был там! Я видел его так близко, что мог бы за секунду сломать его хребет! О, матушка, никогда раньше мой самоконтроль не подвергался такому суровому испытанию. Отвратительная ирония - ведь мне позволила сдержаться дисциплина, которой меня научило Темное Братство. Я так долго был в их "семье", что это стало частью меня, хочу я того или нет. Но все это время я обманывал их. Они думали, что я их настоящий брат, верный член семьи. Однажды, и очень скоро, я узнаю правду о Матери Ночи, и когда я это сделаю, я использую их доверие, чтобы подобраться к ней поближе. Достаточно близко, чтобы я мог отсечь ее голову от тела так же, как Люсьен Лашанс сделал с тобой - так давно, так давно!


Будь оно проклято все, мамочка! Ну почему все так? Мария была так прекрасна. Почти совершенство. Почему она не смогла перенести правду? Почему она не смогла понять, что ее "семья" на самом деле не любит ее? Она была убийцей, как и все мы. Ей платили, чтобы она убивала во имя Ситиса. Я правда думал, что мы сможем быть вместе. Что у нас будет настоящая семья, настоящая любовь. Но она сказала мне, что никогда не займет твое место в моей жизни. И теперь ее нет. Она не заслуживала жизни после тех ужасных вещей, что наговорила про тебя. Мне не следовало рассказывать ей все, я знаю. Прости меня. Этого никогда больше не случится, и остальные не найдут ее, не волнуйся. От нее ничего не осталось.

Ялюблюлежатьвтравеисмотретьнамуравьевятакхотелбыбытьоднимизнихжитьвподземномлабиринтетамтакбезопаснотамнетгадкихлюдеймерзкихлюдейяубьюихвсехубьюмуравьевубьюлюдейубьювсеживое


Какие прекрасные новости, мамочка! Наконец, повышение! Люсьен Лашанс сегодня заходил в Святилище, чтобы поговорить со мной! Он рассказал мне, что Черная Рука нуждается в моих услугах. Один из Спикеров собирается взять себе нового помощника, после того, как прежнего убили при выполнении контракта. И Люсьен Лашанс предложил меня! Я встретился со Спикером, и теперь служу ему как его новый "Сайленсер". Ха! Лашанс мог бы просто дать мне контракт на уничтожение самой Матери Ночи! Теперь я еще на шаг ближе к выполнению нашей мечты. Теперь я узнаю, кто эта Мать Ночи, и вырву сердце из ее груди. О да, а вот для Лашанса я приготовил кое-что особенное...

мамачка боюсь. скучаю мамочка. Хочю чтоб ты пацалавала миня апять

папа молился и угадай кто в дверях человек с Ситиса именем на устах он ушел но пришел затем опять я дрожу забившись под кровать он достал проклятый клинок и поднял под самый потолок со стуком падает твоя голова это конец моя мама мертва я лежу в страхе открыт рот хочу кричать крик не идет я ничем не мог тебе помочь но поклялся я в ту ночь Братство заплатит сполна в содеянном их вина разлучили нас они потом придут другие дни я найду и убью их мать хоть не пустить мне время вспять мне начать откуда-то надо телу отца земля была рада но праздник будет в день и час когда умрет люсьен лашанс


Я сделал это, мамочка! Я убил их всех! Я убил их и проклял, чтобы они нежитью бродили по своему кораблю! Вечно! Они пришли поговорить со стариком на маяке. Когда они увидели меня, они могли просто пройти мимо. Но нет. Они начали смеяться! Они смеялись надо мной, мамочка! Они обзывали меня! Они сказали, что я странный, что я человек-крыса, живущий в подвале маяка. Они не знали, с кем имеют дело! И вот, я поднялся на борт корабля тем же вечером и перерезал им глотки. Всем им, да. Вот вам и "Пробуждение Змея". "Анвильский корабль призраков", вот как он теперь будет зваться! Ха-ха-ха-ха!

зеленыйсинийКРАСНЫЙжелтыйоранжевыйзеленыйсинийКРАСНЫЙжелтыйоранжевыйзеленыйсинийКРАСНЫЙжелтыйоранжевыйзеленыйсинийКРАСНЫЙжелтыйоранжевыйзеленыйсинийКРАСНЫЙ желтыйоранжевыйзеленыйсинийКРАСНЫЙжелтыйоранжевыйзеленыйсинийКРАСНЫЙжелтыйоранжевыйЧЕРНЫЙЧЕРНЫЙЧЕРНЫЙЧЕРНЫЙЧЕРНЫЙ!!!!!!

Я был беспечен! Слишком беспечен. Тела, поджоги. Убийство глупца Бланшара было худшей моей ошибкой. Меня заметили! Я закутался в плащ и исчез в тенях, никто не узнал меня. Но Черная Рука теперь настороже. Они подозревают измену, ищут предателя! Мне нужно проявлять предельную осторожность


люблю лежать в снегу зимой и ждать когда придет покой

Опять провал! Как я мог провалиться! Она та самая… он ей доверяет. Я смотрю на неё и вижу отпечатки его рук на ней. Она должна была умереть… но случай спас её, удача спасла её… удача и Лашанс… Должно было быть больно, должно было саднить, должно было кровоточить… говорят, она лучшая… самая лучшая. Она заменит того кретина Элрика… но искусна и осторожна, как её хозяин. Ха-ха… но она сыграет роль… она сыграет и не узнает… не увидит! Пешку вперёд. Ладья делает ход, гамбит окупится сполна.

На крючке слепая мышка, меня не удержать, глупышка…


Я подменил их! Подменил тайные приказы! Это было так легко! Я проследовал за Лашансом от его логова в форте Фаррагут до тайника. А после того, как Лашанс положил приказ и ушел, я подменил его! Это было так просто. Теперь эта дура, Сайленсер Лашанса будет работать на нас, матушка! О, какое удовольствие. Один из Черной Руки сказал мне, что они давно уже не встречали такого честолюбия и целеустремленности в члене семьи. И я использую это честолюбие в своих целях. Тупица не подвергнет сомнению приказы, и пока я пишу это, Сайленсер уже направляется к своей первой цели - а это один из членов Черной Руки! Итак, началось. Сайленсер Лашанса убьет сначала одного высокопоставленного члены Братства, потом еще и еще, пока вся семья не взбесится. А тогда, как требует обычай, выжившие будут искать совета Матери Ночи и просить ее указаний. Когда настанет этот день, я буду там, готовый вонзить клинок в черное сердце этой шлюхи!
!терму снашаЛ неьсюЛ


Примечание автора: я думаю, мои добавления (и изменения) дневника Белламона очевидны и корявы. Я не самый лучший поэт. Я надеюсь, вы простите мне этот креатив, потому что у меня Белламон и персонаж игрока (Сариэль) уже давно знакомы. Текст дневника я взяла из Construction set, но его ещё можно найти на моём главном источнике информации: /wiki/Oblivion:Oblivion

URL
   

Скованные мраком

главная